Меню

Великая стена как снимали



Технологии

Как снималась «Великая стена»

Огромные декорации и яркие спецэффекты

Съемки фильма ВЕЛИКАЯ СТЕНА начались 30 марта 2015 года на территории пекинской студии China Film Group (CFG). Дважды лауреат премии «Оскар» художник-постановщик Джон Мир и его команда возвели там Большой Зал, в котором проходит допрос главных героев, лабораторию Советника Вэна и богато обставленный Императорский Дворец, декорированный в красных и золотых оттенках. Это лишь три локации, всего же было выстроено почти тридцать самостоятельных декораций.

Продюсер Чарльз Ровен говорит, что больше всего на съемочной площадке ему нравилось наблюдать за тем, как сотрудничали команды западных и восточных специалистов: «Меня искренне впечатлило то, как самозабвенно трудились обе команды, несмотря на то, что их методы кардинально отличались друг от друга. Единственное, что их объединяло – стремление минимизировать использование компьютерных эффектов. При этом представители закадровой команды охотно перенимали опыт друг у друга, осознавая, что они все стремятся к единой цели».

Помимо десяти недель, которые съемочная группа провела на студии CFG, немало сцен снималось на трех натурных площадках. Первой локацией стала прибрежная деревенька Хуандао на побережье Желтого моря, предложенная одной из крупнейших китайских кинокомпаний Wanda Group. Там команда Мира возвела несколько участков Великой Стены, включая 150-метровую копию древней постройки. В Хуандао Имоу на протяжении шести недель снимал несколько батальных сцен. В июне съемочная группа вернулась в Пекин на студию CFG.

В июле съемки велись в оазисе Дуньхуан на окраине пустыни Гоби в провинции Ганьсу, где режиссер Чжан Имоу некогда снимал сцены фильма ГЕРОЙ. Теперь здесь снимались пустынные сцены фильма ВЕЛИКАЯ СТЕНА. После этого съемочная группа переместилась в Национальный геопарк Чжанъе Данься, знаменитый своими красочными скалами. В конце июля съемочная группа фильма вернулась в столицу, чтобы доснять некоторые сцены на студии CFG. Производственный период фильма завершился 7 августа 2015 года.

Актерам фильма приходилось представлять, как выглядят монстры Тао-Тэй, поскольку чудовищ в кадры вставляли уже во время монтажа. Однако декорации фильма по большей части были настоящими. Команда Джона Мира возвела величественные сооружения, которые активно использовались на протяжении всех пяти месяцев работы в Китае – и на студии, и в деревеньке Хуандао. Дизайн был настолько реалистичным, что актеры просто не могли поверить своим глазам.

Кинематографисты понимали, что им предстоит непростая задача – возвести декорации Великой Стены так, чтобы зрители получили возможность осмотреть ее со всех сторон и даже заглянуть внутрь. В результате декорации Стены раскинулись на целый квадратный километр. Подобные масштабы были лишь в Золотой Век кинематографа в 1950-е и 1960-е, сейчас обычно все гораздо скромнее.

«ВЕЛИКАЯ СТЕНА – масштабный эпик с очень колоритными персонажами, – отмечает Джон Мир. – Чжан Имоу хотел, чтобы картина была максимально реалистична. Я прорабатывал с ним каждый набросок, чтобы он в точности соответствовал культуре Китая того времени. Чжан очень трепетно относился к фильму, как и я сам. Мы выяснили, что с XII века не сохранилось ни единого оригинального сегмента Великой Стены. Так что у нас была определенная свобода действий. Мы неоднократно побывали у Великой Китайской Стены и сделали множество детальных фотографий различных ее участков. Мы сразу решили, что наша Стена будет сделана из серых камней, а не из красных и коричневых, которые составляют основу настоящей Стены. Решение было обусловлено тем, что пурпурные, васильковые, золотые и красные униформы бойцов Безымянного Ордена выгоднее смотрятся на черно-белом фоне, а не на красно-коричневом».

«Когда я рассказывал о том, как буду выстраивать Стену в Лос-Анджелесе, китайская команда смотрела на меня так, словно я прибыл с другой планеты, – продолжает Мир. – Тогда я спросил, как бы они сами выстроили Стену? Они предложили выложить фасад кирпичами и камнями, а внутрь засыпать землю. Я переспросил: «То есть, как настоящую Великую Стену?» В результате наша Стена выстроена точно по той же технологии, которой пользовались строители Великой Стены в XII веке. На укладку фасада нашей Великой Стены ушло около 200 000 кирпичей! Мы сделали ее немного шире оригинала, поскольку в различных сценах у нас появляются кони. Животным просто невозможно было бы развернуться. Самое главное – мы сделали Стену полой. Как и на любом авианосце, в нашей Стене было несколько «палуб», на каждой из которых были установлены уникальные орудия для отражения атак. Снаружи они не заметны, но внутри это был настоящий арсенал.

Для каждого из Корпусов было разработано свое уникальное оружие, и каждое оружие было стилизовано под тот или иной тотем соответствующего Корпуса. В костюмах также использовалась соответствующая тотему символика. Ложа арбалетов были украшены головами Орлов. Навершием платформ, с которых спрыгивали амазонки Корпуса Журавлей, служило каменное изваяние этой птицы. Когда платформа раскрывалась, планки, на которых стояли воины, напоминали перья.

Читайте также:  Как утеплить парилку с кирпичными стенами

Когда Стена переходила в боевой режим, воины убирали деревянные настилы, и из отверстий поднимались на поверхность платформы Журавлей, арбалеты Орлов и катапульты Тигров. Это было завораживающее зрелище. Каждое приспособление было основано на чертежах аналогичных установок, которые использовались в XII веке. Мы также учли, что в то время китайцы научились подчинять себе силу воды и активно использовали ее в ратном деле».

Джон Мир и его команда выстроили четыре секции декоративной Великой Стены недалеко от деревеньки Хуандао на побережье Желтого моря, которая находится примерно в 800 километрах от Пекина. Съемочная группа тратила 45 минут на путь от города Циндао с населением 9 миллионов человек, где расположена известная китайская пивоварня «Циндао».

Самый длинный участок Стены растянулся почти на 150 метров. Материалы для строительства заняли 293 контейнера (12 метров в длину, 2,4 метра в ширину и 2,6 метра в высоту). Составленные вместе по принципу деталей конструктора Lego они поднялись на 12 метров в высоту. Команда строителей под руководством Оскара Гомеза натянула гигантский хромакей впритык к участку Стены. Впоследствии группа по разработке спецэффектов сделала Стену уходящей в бесконечность. По мнению Дэймона, это был самый масштабный хромакей, когда бы то ни было устанавливаемый на съемочных площадках.

Мир и арт-директор Хелен Джарвис создали наброски более шести дюжин декораций для фильма. 28 из них были выстроены настоящей армией декораторов. Мир утверждает, что на строительстве работали около шести или семи сотен специалистов – плотники, художники, штукатуры, декораторы и реквизиторы.

Помимо четырех внушительных секций величайшего архитектурного творения Китая, Мир создал и некоторые другие впечатляющие декорации. В частности, он по праву может гордиться интерьерами Великой Стены и многоэтажным Крепостным Городом. В их числе Большой Зал; Зал Знаний Советника Вэна; Императорский Дворец; комната Балларда, больше напоминающая пещеру; пагода в Императорском Дворце; и внутреннее убранство Стены, состоящее из четырех этажей. На этих этажах располагались различные механизмы (турбины, водяные колеса и многие другие), приводившие в действие древнее оружие, которое было разработано специально для борьбы с Тао-Тэй.

«Дизайн интерьера Стены мы обговорили с Чжаном на самых ранних стадиях подготовительного периода работы над фильмом, – утверждает Мир, который возводил эти декорации в павильоне №12 студии CFG. – Он хотел, чтобы внутри Стена была разделена на несколько этажей и заполнена различными механизмами, которые приводятся в движение силой воды. Я сделал некоторые наброски, по которым мы выстроили первый этаж и огромное водяное колесо, которое приводило в движение все механизмы Великой Стены. Мы соорудили рукотворный водопад, который поставлял воду к Стене, а гигантское колесо было соединено с механизмами хитроумной системой шестеренок. На втором этаже располагались вагонетки со специальными лезвиями, которые разрубали Тао-Тэй, штурмующих стену. На следующем этаже находились катапульты, бросающие огромные огненные шары на дальние дистанции. Сотни катапульт выстреливали разом, и стена огня на мгновение сдерживала полчища Тао-Тэй. На четвертом этаже мы закрепили гнезда Орлов и внушительные арбалеты».

Внутренний интерьер Стены стал одной из последних локаций, на которых велись съемки. Декорации для Большого Зала Мир называл «самой функциональной комнатой в истории». «Здесь воины обедали, здесь же обсуждали планы предстоящего сражения, – объясняет художник. – В этом же обширном зале военачальники допрашивали плененных Уильяма и Тобара». Съемки в трехэтажных декорациях велись на протяжении первых двух недель съемочного периода. Для съемок многих сцен собиралась массовка из нескольких сотен китайских статистов. «Для большинства сцен в Большом Зале мы собирали 500 актеров массовки, – рассказывает Мир. – Балконы и первый этаж были полностью заполнены людьми. Кроме того, я предложил сделать ступенчатые сидения. Меня вдохновил Запретный Город в Пекине – там я видел похожие ступени, при этом головы сидящих возвышались одна над другой. Такая посадка позволяла зрителям увидеть практически всех, кто был в Зале, и по достоинству оценить их костюмы и экипировку. Несмотря на то, что этот дизайн не был традиционным для Китая, Чжану идея понравилась, и он ее одобрил».

Масштабная декорация позволила Миру вдоволь поэкспериментировать с символикой, в частности, с изображением монстров. «В XII веке изображения голов Тао-Тэй украшали многие предметы, – утверждает он. – Мы нашли изображения этих предметов, сделали соответствующие слепки и украсили отлитыми барельефами основания колон по периметру Большого Зала. Одним из ключевых элементов декорации стало изображение Тао-Тэй, вырезанное из дерева».

Еще одной впечатляющей декорацией стал тронный зал Императора во дворце. «В XII веке Китаем правила династия Сун, поэтому все элементы декора мы позаимствовали из исторических сведений об этой династии, – говорит Мир. – Наш китайский арт-директор Ван Ко мобилизовал все свое воображение, работая над этой декорацией. Я работал над общим дизайном фильма, но Ван Ко достоин самых высоких похвал за декорацию тронного зала. Я с уверенностью могу сказать, что архитектура и дизайн комнаты в точности соответствует описываемому временному периоду. Единственное, что может грешить против истины – резное украшение в форме дракона позади трона. И все же орнамент получился очень красочным и невероятно красивым».

Читайте также:  Как утеплить наружные стены дома технониколем

Еще одним произведением дизайнерского искусства Вана Ко стала пагода в Императорском Дворце, которую возвели в павильоне №13 на студии CFG. Декорация играет ключевую роль в кульминационном третьем акте фильма. «При строительстве декораций пагоды мы использовали много цветных витражей, для которых пришлось разработать очень хитроумную систему расположения осветительных установок, чтобы пагода полностью освещалась изнутри. Использовать витражи предложил Чжан, и мы сразу же начали искать какие бы то ни было материалы о китайских витражах той эпохи. Мы решили составлять их из отдельных кусков стекла, которые выкрашивали в зеленый, красный и синий цвета, а затем соединяли металлической окантовкой. В раннем Китае мастера ухитрялись подбирать куски стекла, что цвета плавно перетекали из одного в другой. Это было очень красиво».

За создание главных антагонистов истории – мифических Тао-Тэй – отвечал номинированный на премию «Оскар»® супервайзер по визуальным эффектам Фил Бреннан. Работать над эскизами будущих тварей он начал за несколько месяцев до начала съемок. «Мы не придумали Тао-Тэй, в китайской мифологии действительно есть подобное существо, – рассказывает Бреннан. – У дракона было девять сыновей, одним из которых был Таоте. Изображения этого существа, отличающегося завидным аппетитом, можно часто встретить в китайской культуре. Однако на больших экранах эта тварь пока не появлялась».

Работая над физиологией и поведением Тао-Тэй, Бреннан и его команда провели тщательное исследование различных представителей фауны. «Скорость мы позаимствовали у гепардов, тигров и леопардов, – рассказывает он. – Мы изучали и многих других животных, включая гориллу, лошадь и быка. Мы сочетали различные повадки животных, после чего добавили некоторые уникальные движения, которые не найдешь ни у одного живого существа на нашей планете».

Помимо армии Тао-Тэй, команда по разработке визуальных эффектов Бреннана (в которую вошли специалисты из Industrial Light&Magic) создала множество других спецэффектов в фильме. «На съемках такого фильма не обойтись без множества визуальных эффектов, – утверждает Бреннан. – Я бы выделил три основные области работы. В первую очередь – десять тысяч особей Тао-Тэй. Во-вторых, китайская армия. На съемочной площадке работало множество статистов, но по сюжету армия должна была состоять из десятков тысяч солдат. Поэтому нам пришлось делать цифровые копии воинов и наполнять ими кадр.

И, наконец, третье – сама Китайская Стена. Наши строители выстроили участок Великой Китайской Стены и небольшую часть Запретного Города. Однако те фоны, которые вы увидите в фильме, по большой части сделаны при помощи компьютерной графики. В некоторых сценах нам приходилось полностью заменять фон».

Источник

«Великая стена»: о блокбастере с Мэттом Дэймоном из первых уст

— Вы известны как режиссер фильмов об истории Китая. Почему в этот раз вы решили снять фэнтезийный фильм, даже сказку в каком-то смысле?

— На это есть несколько причин: во-первых, историю «Великой стены» разрабатывала американская студия, у них ушло на это семь лет. Им был нужен «попкорновый», коммерческий фильм, блокбастер. О проекте мне рассказал мой агент, и, хотя я никогда целенаправленно и не хотел заниматься подобным жанром, мне всегда интересно делать что-то новое. Я прочитал сценарий картины и понял, что смогу снять ее с собственным видением, сохранив свой стиль. Кроме того, история, которую рассказывает фильм, уникальна сама по себе. А еще все мои фильмы серьезны настолько, что мои дети их не любят. Так что это была отличная возможность снять то, что им наконец действительно понравится.

— История фильма про нападающих на древний Китай чудовищ целиком и полностью придумана для фильма, или же она основана на фольклоре вашей страны?

— Сюжет в целом оригинален, но базируется сразу на двух расхожих концептах. Первый — история о пришельце с запада, который путешествует по Шелковому пути. Ей уже тысяча лет. Такие люди существовали на самом деле — они попадали в Китай в поисках богатств и приключений.

Второй концепт — про монстров — основан на китайских мифах, которыми полнится культура моей страны.

— Главную роль в фильме играет Мэтт Дэймон. Вы выбрали его сами, или же это было продюсерское решение? Долго пришлось его уговаривать?

Читайте также:  Как сделать плачущую стену

— Это целиком и полностью мое решение. Я всегда хотел поработать с Мэттом, я восхищаюсь им как актером. Кроме того, на мой взгляд, он был идеальным кандидатом на эту роль. Продюсеры, к счастью, мой выбор полностью поддержали.

Когда мы набирали актерский состав, мне удалось связаться с Мэттом напрямую и рассказать ему о фильме. Проект заинтересовал его, но, к сожалению, тогда у него был очень плотный график, так что первоначально от съемок он был вынужден отказаться. Однако через три месяца расписание Мэтта изменилось, у него появилось свободное время, и это была идеальная возможность вернуться в проект.

Я ни разу не пожалел о своем выборе. Дэймон — удивительно честный и искренний человек. И терпеливый — его нисколько не смущало, что я, например, не говорю по-английски, когда мы вместе разрабатывали персонажа.

— Бывает так, что великий актер и великий режиссер влияют друг на друга. Изменил ли Дэймон ваше видение фильма уже в процессе съемок?

— Мэтт предложил мне уйму прекрасных идей, написал множество реплик своего персонажа и даже несколько сцен. Например, в одном из эпизодов фильма главных герой, скажем так, выбирает друга, а не черный порох. Этот эпизод придумал сам Дэймон.

— Сколько времени ушло на создание фильма и где вы его снимали? Фигурирует ли в фильме настоящая Китайская стена?

— Сами съемки длились относительно недолго — четыре с половиной месяца. Однако стадия пост-продакшна, на которой наши специалисты создавали спецэффекты, заняла больше года.

Настоящей Великой стены в кадре, к сожалению, нет, потому что это важный культурный монумент Китая, который охраняется государством. Так что мы решили возвести декорации в студии. Построили сразу две стены: одну такой же высоты, как и настоящая, длиной в двести метров, другую пониже — из соображений безопасности. И даже в таком виде это очень величественное зрелище.

— «Великую стену» называют самым дорогим китайским фильмом в истории. На что ушло наибольшее количество средств при создании картины?

— Во-первых, декорации — для съемок мы построили и создали гигантское количество уникальных объектов, в том числе и саму стену. Во-вторых, гонорары актерам — фильм масштабный и в нем задействовано очень много людей, в том числе и в массовке. Ну и, конечно же, визуальные эффекты. Монстры в картине созданы с помощью трехмерной графики, а кадров с ними в фильме предостаточно.

— В Китае фильм показал отличные кассовые сборы. Но какой рынок наиболее важен для картины — домашний или зарубежный?

— В Китае картину действительно хорошо приняли — и в этом нет ничего удивительного, у меня на родине любят подобное кино и с удовольствием ходят на него каждый год. Так что, как ни странно, для нас более важен зарубежный прокат. Ведь по сути впервые в истории зрители всего мира смогут оценить красоту и уникальность китайской культуры в дорогом и зрелищном блокбастере. Это международный фильм, источником вдохновения для которого стал Китай.

Я хотел снять то, что понравилось бы моим детям.

— Читали ли вы рецензии западных критиков?

— Я не говорю по-английски, и все, что написано или сказано не на китайском, обычно доходит до меня с перевода других людей. Так что, несмотря на то, что картину показывают уже более чем в 30 странах, мне не довелось прочесть ни одну зарубежную рецензию. Я лишь знаю из китайской прессы, что фильм хорошо показывает себя в прокате за рубежом.

— В одной из сцен штурма стены защитники посылают в атаку отряд молодых девушек, которые, вооружившись копьями, свешиваются с края на тросах и сражаются с врагами. Выглядит зрелищно, но, пожалуй, несколько странно — монстров значительно больше и очевидно, что девушки скорее всего погибнут. За что же вы так с ними?

— Все ради демонстрации боевых искусств. В китайских фильмах к постановке боев всегда особый подход: герои, например, часто дерутся на большой высоте, левитируют, даже летают. Нам хотелось сделать что-то подобное и в нашем фильме. Конечно, это ни капли не реалистично, но зрители просто обожают такие сцены.

Педро Паскаль, Чжан Имоу, Цзин Тянь и Мэтт Дэймон

— История главных персонажей кажется несколько незавершенной. Стоит ли нам ждать сиквела?

— Мы пока не задумывались о сиквеле. Сначала надо дождаться реакции зрителей, их отзывов. Если фильм им не понравится, мы точно не будем снимать продолжение. Хотя задел для него есть — можно было бы, например, рассказать историю детей главного героя.

Источник