Меню

Что украшает крышу зимнего дворца



Прогулка по крыше Зимнего дворца. Немного об увлечении императора Николая II

Те, кто бывал в Санкт-Петербурге, наверняка слышал о «Прогулках по крышам» . Невероятно романтичное занятие, это, во-первых, а во-вторых, опасное, и оттого еще более привлекательное – для тех, кому требуется «пощекотать нервы». Тут у каждого свое – кто-то любуется на город, а кто-то наслаждается высотой.

Я об этих экскурсиях по крышам Питера услышала несколько лет назад, и признаюсь, была уверена, что это новое, современное развлечение. Кстати, его хотят официально запретить (есть информация в интернете).

А оказалось, что все новое — это хорошо забытое старое. Сейчас поясню….

Когда император Николай II стал жить в Зимнем дворце он использовал крышу своего дворца для прогулок!

И здесь главным была не романтика, хотя, как знать? Есть фотография императора с императрицей на крыше какого-то здания. Это не Зимний дворец. Судя по открывающемуся виду — это Москва.

Так почему же император так любил гулять по крыше дворца? Безопасность! И еще приватность!

Совершал он эти прогулки и до того, как ему построили Собственный садик, который был обнесен высокой стеной. И после – видимо, была в этом своя прелесть для Николая II.

Я сама никогда не была на подобной экскурсии на «Крышах Питера» и сказать, насколько это захватывающе не могу.

О том, что Николай II вел очень подробный дневник, знают уже, наверное, все, даже те, кто не интересуется историей. Так вот, есть там запись, сделанная в 1904 году о том, что император с великим князем (имя не указывается) отправился на крышу дворца.

После прогулки гулял с ним по крыше, обойдя весь Зимний дворец.

Поднимался он туда и со своими дочерьми, последний раз это было в 1913 году….

К слову о безопасности. На чердак Зимнего дворца можно было попасть по 7 лестницам, все они запирались и строго охранялись. Чердак был разделен на 4 сектора решетками.

Контроль за состоянием каждого сектора осуществлялся унтер-офицерами. Кроме них в обслуживании были задействованы кузнец, слесарь, кровельщик. Всего на каждый сектор приходилось по 16 человек.

Самый серьезный сектор проходил вдоль западного фасада дворца, где располагались жилые комнаты и парадные гостиные императорской семьи. Так что пробраться на крышу постороннему было невозможно! Такой строгий порядок был при императоре Николае I.

Захламлять чердак стали позже, уже после взрыва, устроенного народовольцем Халтуриным Степаном в подвале Зимнего дворца. Тогда поняли, что охрана хозяйственных и служебных помещений не достаточная, и было решено установить тяжелые металлические двери на чердаке. Кроме этого на крыше были два постоянных поста с часовыми.

И еще немного информации для тех, кто заинтересовался темой, ну или просто любопытствует.

Первая крыша была естественного металлического цвета и блестела на солнце, и переливалась! Затем, когда её немного подлатали, было это во времена правления Екатерины II, покрасили «под вид белого железа» (сегодня по такому подобию покрашена крыша Петергофского дворца).

При Александре I крыша становится красного цвета, чуть позже после пожара кровлю покрасили железным суриком, и вот она уже красно-коричневого цвета.

При Александре III она также была красно-коричневого цвета.

Над центральным фронтоном Зимнего дворца находится Императорская корона .

Большая императорская корона над центральным фронтоном Зимнего дворца. Вид со стороны крыши. Окажетесь перед Зимним дворцом — поднимите голову, посмотрите.

Флагшток, на котором поднимался государственный штандарт, находился за центральным фронтоном с часами. Как вы понимаете, штандарт поднимали, когда во дворце находился император.

Есть информация, что до наших дней сохранилась оригинальная деревянная будка караульного, который поднимал и опускал императорский штандарт, а на деревянных стенах до сих пор сохранились «автографы» часовых тех времен.

Мне бы очень хотелось попасть на экскурсию на крышу Зимнего дворца, только вот нет такой. и приходиться довольствоваться фото.

Источник

Использование устаревшего браузера
повышает риск взлома вашего компьютера.
Обновите свой браузер!

Через социальные сети

Еще не зарегистрированы?

Регистрация

Через социальные сети

Восстановление пароля

Введите почту указанную при регистрации и мы вышлем инструкцию

Что надо знать о крыше Зимнего дворца

Побывать на крыше Зимнего дворца — мечта многих петербуржцев и цель рисковых руферов. Вот уже больше двух веков она неизменно привлекает всех романтиков, художников, фотографов, поэтов и любителей прекрасного. Николай II обожал гулять по крыше дворца, а Екатерина Великая даже устроила здесь обсерваторию. Рассказываем несколько интересных фактов о крыше, пожалуй, самого величественного и узнаваемого здания Петербурга.

Скульптуры по периметру крыши

Архитектор Зимнего дворца Франческо Растрелли проектировал здание, уделяя большое внимание пластическому решению фасада. Первые украшения балюстрады — аллегорические статуи и декоративные вазы — вырезались из камня по эскизам архитектора. К 1761 году было изготовлено 176 элементов.

После пожара 1837 года часть разбившихся фигур заменили, а остальные отреставрировали. В середине 1890-х годов на крыше Зимнего дворца опять работали мастера: камень под влиянием губительного петербургского климата начал расслаиваться, крошиться и кусками падать на мостовую. Тогда каменную скульптуру решено было заменить выколотной из листовой меди по рисункам скульптура М. П. Попова. Тем не менее, такие фигуры и внутренний каркас начали быстро корродировать. В 1930-х годах из оснований медных скульптур убрали битый камень, который заполнял каждую по грудь. Видимо, те, кто когда-то заливал этот камень известковым раствором, полагали, что он удержит фигуры на крыше. Но под воздействием ветра и собственного веса они стали крениться. Ошибку, не желая, конечно, того, повторили в 1940-х годах, залив полости бетоном. Последняя реставрация продолжалась с 2004-го по 2009 год: из фигур удаляли бетонную массу и заменяли нижние части каркаса, начисто съеденные коррозией.

С земли все скульптуры кажутся массивными. На самом деле они весят не более 150 килограммов. А высота каждой из них — 3–3,5 метра. Из условно «именных» можно отметить фигуру Аполлона, Дианы, Марса, Афины, Деметры, Гебы, Терпсихоры, Аида, Персефоны, Юпитера, но большинство отмечены как «стоящие» или «сидящие». Все статуи пронумерованы. В 2004 году на крыше Зимнего дворца появилась ещё одна, 177-я, фигура — Корона. Правда, ей дали номер 124а, чтобы не нарушать историческую нумерацию Ф. Растрелли. Корона выполнена по сохранившимся документам и возвращена на историческое место — парадный южный фасад дворца.

Интереснейшие архивные документы сохранились и о цвете скульптуры. Изначально все фигуры на крыше белились, как и другие декоративные элементы, для объединения ордерной системой. Все скульптурные элементы, украшающие балюстраду, являются продолжением колонн. Сейчас трудно себе представить, но со второй половины XIX века довольно долгое время скульптура на крыше была выкрашена в чёрный цвет. Стены дворца несколько раз меняли окраску, и таким образом нарушалось единство пластического рисунка, заданного архитектором. Привычный серовато-зелёный оттенок скульптур в сочетании в зелёным цветом стен возвращает принцип единой объёмно-пространственной композиции.

Читайте также:  Пленка для крыши водоотталкивающая
Мостки

Известно, что Николай II обожал ходить по крыше Зимнего дворца — один или в компании с супругой Александрой Фёдоровной. «Погулял с дочками по всей крыше дворца и затем в саду», — пишет император Николай II в своём дневнике 25 февраля 1913 года. Сохранились даже исторические мостки, по которым гулял император — их оставили как мемориал. Трапы с перилами проложены по всему периметру здания. По ним положено ходить в обуви без каблуков, раньше и вовсе в валенках ходили. От самого края крыши они отступают на безопасное расстояние: всё-таки высота Зимнего дворца — 23,5 метра.

Обсерватория

Известно, что во второй половине XVIII века над покоями императрицы Екатерины II на крыше Зимнего дворца была устроена обсерватория. Эту деревянную постройку с большими окнами разобрали в 1826 году по причине «совершенной ветхости». Обсерватория имела выход на крышу и от неё шли мостки к деревянной «мачте для штандарта» — флагштоку высотой около 15 метров.

Башня оптического телеграфа

В 1833 году, в царствование императора Николая I, когда в России начали развиваться новые средства связи, на крыше Зимнего дворца возвели небольшой «телеграфический домик». Он был деревянным, квадратным в плане, с двускатной крышей. В нём размещался оптический телеграф, разработанный французом Жаком Шато для связи с Кронштадтом. Телеграф этот так хорошо себя зарекомендовал, что в 1835 году была построена новая линия Петербург — Гатчина. А на крыше дворца появилось новое бревенчатое строение, которое в некоторых документах называется башней. Башня была шестиугольной и на двух стенах имела белые круги (похожие на циферблаты часов) с вращающимися семафорными штангами. В 1837 году Телеграфная башня, как и весь Зимний дворец, погибла в огне пожара, а затем была заново построена из кирпича.

Двуглавый орёл

К масштабному празднованию 250-летия Государственного Эрмитажа в 2014 году на крышу здания Зимнего дворца вернули позолоченную бронзовую литую фигуру двуглавого орла. Такой подарок музею сделали петербургские благотворители. Они помогли воссоздать двухметровую скульптуру весом 600 килограммов, которая украшала Телеграфную башню Зимнего дворца вплоть до 30-х годов прошлого века. Затем фигура была снята и бесследно утеряна. Архивные документы позволили сделать точную копию орла.

Будка пожарного часового

Зато будка пожарного часового, установленная рядом с флагштоком, сохранилась. Очевидно, наблюдатель должен был следить за пожарной безопасностью не только Зимнего дворца, но и всего города. Будка имеет два застеклённых оконца, внутри к стенам прибиты две доски: одна, пониже, — скамья, другая, повыше, — стол. Но самое интересное заключается в том, что изнутри стены покрыты граффити — надписями и рисунками. Здесь есть даты, фамилии, изображение здания, похожего на церковь, и даже начало псалма из Ветхого Завета: «Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей».

Система против птиц и правила безопасности

Для того чтобы птицы не облюбовали крышу Зимнего и не портили внешний вид дворцового убранства и позолоту купола Домовой церкви, были установлены специальные защитные конструкции, которые регулярно обновляют. Кроме того, с определённой периодичностью датчик включает крик вороны, отпугивающий других птиц.

С начала 2000-х на всех крышах, входящих в комплекс Государственного Эрмитажа, по праздникам и на выходные выставляются пожарные посты. Они были организованы после того, как в новогоднюю ночь 2001 года кто-то из гуляющих запустил на Дворцовой площади петарду, та угодила в одну из отреставрированных скульптур «Колесницы Славы» на арке Главного штаба, где к тому времени ещё не успели разобрать строительные леса, и скульптура загорелась. Посты ПВО располагались на крыше Эрмитажа и во время Великой Отечественной войны.

Фото: ispbguide.com, tehlib.com, livejournal.com/dedmaxopka, img-fotki.yandex.ru, nkj.ru, wikimapia.org, hellopiter.ru, baltinfo.ru, hermitagemuseum.org

Думаете, знаете ? Мы докажем обратное — подписывайтесь на самый полезный канал о в Telegram!

Источник

На крыше Эрмитажа

Чердаки Зимнего дворца хранят множество секретов. Часть из них открыли сотрудники Эрмитажа в ходе экскурсии «Смотритель».

С крыши Зимнего дворца не только открывается поразительный вид на Петербург, это место богато и на интересные экспонаты, которые показали Ксения Басилашвили и сотрудник Научно-просветительного отдела Эрмитажа Юлия Денисова. На чердаке музея находятся знаменитые башенные часы, о которых рассказал заведующий Реставрационной лабораторией часов и музыкальных механизмов Эрмитажа Михаил Гурьев во время онлайн-экскурсии diletant.media и сайта Эха Москвы.

Музей под открытым небом

Каким бы волшебным ни было зрелище, открывающееся взгляду на крышах Эрмитажа, экскурсии по ним не водят, а сигнализация защищает кровлю от любителей приключений, и доступ туда открыт только сотрудникам музея, которые ходят по специальным мосткам, проложенным по крыше. Им всего несколько лет, они очень крепкие и снабжены перилами, но при этом в ширину довольно узкие — на них умещается один человек.

Те работники музея, которым часто приходится бывать на эрмитажной крыше — сотрудники технических служб, и у них действительно много работы: нужно следить за состоянием 55 тыс м2 кровли. Люди, в чьи обязанности входит наблюдение ней, были еще при Николае I: сущестовала специальная должность бал-адъютанта, который должен был проверять исправность металлических конструкций. Ему подчинялись унтер-офицеры, каждую неделю обходившие крыши и чердаки, они должны были очень внимательно осматривать все конструкции. Помимо них были еще 60 человек, выходивших зимой чистить крышу. Правила работы были строгими: им можно было ходить исключительно в войлочной обуви и счищать снег только метелками, чтобы не повредить железные листы. Деревянными лопатами разрешали пользоваться только пр очень сильных снегопадах.

Кровля Эрмитажа новая: её полностью переделали в 2014 году, вновь покрыв музей железом. От дерева отказались еще во время ремонта Зимнего дворца после страшного пожара 1837 года — этот горючий материал просто боялись снова использовать. Архитектор Василий Стасов, руководивший восстановлением дворца, спроектировал крышу так, чтобы все деревянные части были заменены на металл: листы кровли, стропила, водостоки. Кстати, последние сегодня устроены так, чтобы стекающая вода не попадала на штукатурку на стенах дворца и не размачивала её.

Читайте также:  Крыша многоэтажного дома собственность кого

На крыше много дымоходных труб с защитными шипами от птиц. Трубы сохранились с XVIII века, когда отопление дворца было только печным. В XIX веке стали появляться другие способы обогрева здания, но во многих залах оставались камины и печи, и более того, дымоходы также работали в качестве вентиляции помещений дворца. Чердаки же по сей день проветриваются с помощью слуховых окон, которые во множестве выходят на крышу. Сотрудники поддерживают на чердаках постоянную температуру, стараясь не допускать появления конденсата. В царские времена капельки воды на конструкциях, если они появлялись, собирали губками.

Крышу Эрмитажа, пожалуй, можно считать полноценным залом музея. Самый заметный экспонат здесь — купол дворцовой церкви. Он возвышается над склонами крыш и сияет позолотой. Золотая главка и крест стоят на декоративном фонарике, который венчает купол, прорезанный большими окнами, наполняющими внутреннее пространство светом. Через эти окна, украшенные барочными наличниками, можно заглянуть с крыши и рассмотреть убранство церкви. Сделать так можно было не всегда: вскоре после постройки дворца купол зашили изнутри плоским потолком, чтобы спасти церковь от промерзания. Когда здание восстанавливали после пожара 1837 года, потолок убрали, вернув церкви облик, созданный Растрелли. После революции облик купола не меняли, с него даже не сняли крест, но саму церковь закрыли, а точнее, превратили в музейный зал: оттуда вынесли иконы и превратили статуи ангелов в нейтральные фигуры, лишив их крыльев. В 1973 году купол отреставрировали, ведь дождливый климат Санкт-Петербурга не щадит позолоту, и к тому времени её необходимо было восстановить.

Над крышей возвышается не только церковный купол, но и башня оптического телеграфа, увенчанная двуглавым орлом. На самом деле, у орла три головы, но с любого ракурса видно только две. Без третьей головы под некоторыми углами эту скульптуру на башне вовсе не было бы заметно. В 1930-е годы орла убрали, и он вернулся на свое законное место только к 2014 году. Оптический телеграф был действенным средством связи. Для передачи сообщений использовали семафорные штанги с яркими закруглениями на концах. Положение штанги означало слово или целую фразу. На некотором расстоянии от Зимнего дворца находились другие телеграфные башни, и сигналисты, как их называли в XIX веке, передавали послания, связывая Санкт-Петербург с Кронштадтом, Гатчиной и даже Варшавой, до которой сообщение доходило всего за полчаса. Кстати, именно через телеграфную башню на кровлю выходил Николай II. Он был одним из тех императоров, которые любили гулять по крыше Зимнего дворца. К сожалению, мостки, по которым ходил последний царь, сохранились лишь частично, потому что износились, и их пришлось менять при реставрации.

Помимо церковного купола и оптического телеграфа внимание к себе привлекают скульптуры, украшающие крышу. Все они, конечно, являются экспонатами Эрмитажа, у каждой есть свой порядковый номер, написанный сзади. Всего их 176. Изначально, по проекту Растрелли, скульптуры были сделаны из пудожского камня, но до нашей дней они практически не сохранились: несколько фрагментов хранятся в коллекции Русского музея, и это всё, что осталось. К концу XIX века камень очень сильно обветшал, даже крошился, и статуи сделали заново из выколотной меди — медных листов на каркасе. Стержни остовов заведены в кирпичную кладку парапетов дворца, и это удерживает скульптуры на открытой всем ветрам крыше. В последние годы скульптуры подверглись реставрации, потому что старые каркасы износились, и их необходимо было заменить. Когда статуи вскрыли, оказалось, что они полые внутри. Сейчас в них установлены новые надежные остовы. Не все скульптуры имеют одинаковый цвет: в основном они зеленоватые, их оттенок напоминает патинированную бронзу, но некоторые светлые, почти белые. Это попытка реставраторов вернуть скульптурам историческую окраску, ведь известно, что изначально медные скульптуры были светлыми.

У всех скульптур есть названия: «Аполлон», «Деметра», «Персефона», но они условные и даны сотрудниками Эрмитажа с опорой на те атрибуты, которые есть у каждой статуи. Дело в том, что Растрелли, делая эскизы скульптур, сам не давал им имен, называя их просто «каменными болванами», но по традиции он снабжал их разными отсылками к античной мифологии. Однако особенное внимание стоит обратить на другую скульптуру, а именно на корону, расположенную под флагштоком. После революции её убрали, ведь это символ царской власти, но в последние годы корона вернулась на свое место. Она литая и покоится на подушке с кисточками, которая сделана так искусно, что выглядит мягкой. Подобная корона установлена на крыше Меншиковского дворца.

Раньше на крыше Эрмитажа располагался пост пожарной охраны, ведь Зимний дворец — самое высокое здание в городе, если не считать церкви. Отсюда хорошо видно, что происходит в городе, и где начинается пожар, поэтому на крыше есть будка дозорного, расположенная неподалеку от короны и флагштока. Сегодня будка уже новая, а её предшественница, построенная в XIX веке, хранится на чердаке, это полноценный музейный экспонат. Ниже пожарного поста располагается помещение смотрителя за флагштоком, это была очень серьезная должность. В годы Великой отечественной войны вахтенных на крыше и чердаках было гораздо больше: сотрудники защищали музей от бомб, в основном они дежурили на самой большой крыше Гербового зала. Всего в здание музея за годы войны попало 2 бомбы и 30 снарядов. Они были зажигательные, и их нужно было потушить, чтобы избежать взрыва. Снаряды испытали на прочность перекрытия, спроектированные Василием Стасовым в первой половине XIX века. Бомбы пробивали крышу, но практически всегда оставались на чердаке, не проваливаясь в залы. Перекрытия XIX века спасли музей.

Возле флагштока и медной короны на крыше установлены колокола башенных часов, но о них — позже.

Вид на город

С крыши Эрмитажа отлично просматривается Петербург. Стоя на самой кровле, наблюдатель находится прямо на так называемой «небесной линии» — воображаемой границе, установленной крышей Зимнего дворца. Существовало строго прописанное правило, запрещавшее строить в городе дома выше карниза императорской резиденции (примерно 22 м). Однако оно не относилось к строительству церквей и соборов, которые сильно возвышаются над Зимним дворцом. Сегодня самое серьезное нарушение этого правила — Лахта-центр в Приморском районе Санкт-Петербурга. Считалось, что его не будет видно из центра города, но на самом деле небоскреб высотой 462 м прекрасно виден из любой точки Северной столицы.

Читайте также:  Как научиться делать крыши домов

В первую очередь с крыши Эрмитажа хочется рассмотреть Дворцовую площадь, которая лежит как на ладони, и можно оценить её размеры. В глаза бросается самый большой экспонат музея — Александровская колонна, которая, кстати, более чем в 2 раза выше императорской резиденции. Здания Эрмитажа окружают площадь по всему периметру, ведь Главный штаб — это один из музейных корпусов. Его протяженность с высоты тоже ощущается абсолютно иначе, нежели с земли.

С крыши Зимнего дворца можно увидеть многие достопримечательности Санкт-Петербурга. Если смотреть по часовой стрелке, сначала виден Смольный собор, потом храм Спаса на крови, купол Дома книги, Казанский собор прямо за зданием Главного штаба, голубой с золотыми звездами купол Троицкого собора, и, наконец, Исаакиевский собор с золотым куполом.

Если повернуться направо от Дворцовой площади, можно увидеть небольшой внутренний двор, стен в котором по цвету отличаются от фасада. На самом деле, Растрелли не узнал бы Зимний дворец, если бы увидел его сегодня. В наши дни бывшая императорская резиденция покрашена в изумрудно-зеленый цвет, а изначально строился дворец песочного цвета с легкой желтизной, и именно этот оттенок попытались повторить на стенах в том внутреннем дворике. За всё время своего существования Эрмитаж не раз менял цвет: в конце XIX века из песочного его перекрасили в зеленоватый, в начале XX века — в красный цвет. Сегодняшнюю окраску музей приобрел во время реставрации после Великой отечественной войны.

Еще один внутренний двор, который обращает на себя внимание — Большой. Раньше он был закрыт воротами, а теперь там находится экскурсионное бюро и главный вход в Эрмитаж. Если встать на крыше лицом к этому двору, можно увидеть весь периметр музея.

К юго-восточному углу Зимнего дворца, где находились покои Екатерины II, примыкает Миллионная улица, на которой во времена Российской империи находились самые богатые дома и дворцы. Облик этой улицы складывался постепенно за XVIII-XIX века. С высоты она воспринимается по-другому: с земли не так заметны её изгибы, расстояния искажаются. Кажется, что протяженность Миллионной улицы гораздо больше, чем она есть на самом деле. По этой улице можно мимо Мраморного дворца пройти на Марсово поле, рядом с которым находится Михайловский замок, но с крыши кажется, что он находится далеко от Эрмитажа, а Миллионная улица выглядит очень длинной.

Башенные часы Эрмитажа

О том, что наступил полдень, петербуржцам сообщает выстрел пушки в Петропавловской крепости, а всё остальное время город раньше узнавал по бою башенных часов Эрмитажа. Сегодня, к сожалению, часы плохо слышно даже на Дворцовой площади — из-за обилия автотранспорта в Санкт-Петербурге стало очень шумно. Более того, на площади есть эффект так называемой «стоящей волны» — звук отражается от дуги Главного штаба, и поэтому в некоторых местах площади бой не слышно.

Часы, установленные в Эрмитаже сегодня, были созданы в XIX веке человеком, выигравшим конкурс на их изготовление. Всё, что о нем известно сегодня, его фамилия — Гельфер — указанная на одной из шестерней механизма. Первые часы в Зимнем дворце установил изобретатель Иван Кулибин, перенеся их из другого дворца, но они погибли в пожаре 1837 года. У старых часов, конечно, тоже были свои колокола. Последнюю реставрацию эрмитажных часов проводили в 1994 году, опираясь на опыт ремонта аналогичного часового механизма в Мраморном дворце. Другие часы, похожие по своему устройству на эти, находятся в Петропавловском соборе, но никакие из них не музыкальные, в отличие, например, от часов на Спасской башне в московском Кремле. В советское время эрмитажные часы пытались модернизировать и перевести на электрический ход, но так этого и не сделали, чему радуются сотрудники музея, ведь исторически подлинные часы сохранились в первозданном виде.

Колокола, как уже было сказано, находятся у самого края крыши южного фасада с видом на Дворцовую площадь. Сам же часовой механизм расположен в специальном помещении под кровлей. Чтобы попасть к нему, с крыши надо спуститься по узкой лестнице. Сами сотрудники музея этим путем ходят очень редко. Далее путь лежит по чердаку, где можно рассмотреть металлические стропила, которые после пожара 1837 года были разработаны специально для Зимнего дворца на чугунно-литейных заводах Санкт-Петербурга. Кстати, недавно чердаки ремонтировали, но сделали теплоизоляцию по старой, проверенной временем технологии: перекрытия застелены войлоком, покрытым брезентом.

По этим перекрытиям путь идет мимо основания флагштока к лестнице, ведущей в комнату с часами. Работу механизма слышно уже на чердаке. Часы часто называют «сердцем Эрмитажа», потому что их мерные мягкие удары действительно похожи на стук человеческого сердца. Обычно на чердаке не горит свет, и это усиливает впечатление.

Помещение практически полностью занято механизмом, и он завораживает обилием валом и шестеренок, которые ровно вращаются, отсчитывая время. Однако всю эту сложную конструкцию можно разделить на три узла: узел хода — механизм, двигающий стрелки, специальный вал вращает минутную стрелку, от которой движется часовая; узел боя четвертей, отвечающий за то, что каждые 15 минут 2 колокола на крыше отбивают новую четверть; узел боя часов, заставляющий колокола оповещать город о наступлении нового часа. Механизм сообщается с колоколами с помощью проволочных тяг, которые приводят молоточки в движение. Это стандартное решение для башенных часов, как и гири, висящие на тросах в шахте глубиной около восьми метров. Они приводят механизм в движение.

Часы заводятся вручную: на один из валов надевается ручка, которую нужно вращать, пока гири не поднимутся из шахты на максимальную высоту. Раньше часы заводили каждый день, но потом реставраторы добавили в механизм несколько блоков-полиспастов, и теперь часы нужно заводить раз в три дня. Этим занимается лаборант, который приходит к часам, проверяет исправность всех элементов и заводит механизм. Вращать ручку нужно около 5 минут, но в Мраморном дворце этот процесс немного модернизировали: к ручке присоединили шуруповерт, и теперь процесс занимает всего минуту.

Для часов, как раз, особенно нужны те слуховые окна, помогающие сотрудникам поддерживать температуру на чердаке: часы чувствительны к температурным перепадам. Но в механизме есть специальные элементы, позволяющие его подстраивать, поэтому погрешность часов составляет всего примерно минуту в неделю, и они сообщают Санкт-Петербургу точное время.

Источник